От первого лица , Ростов-на-Дону ,  
0 

Дмитрий Чернышенко: Наследие «Сочи-2014» стало самым счастливым в истории

Фото пресс-службы Правительства Рф
Фото пресс-службы Правительства Рф
Вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко — об олимпийском наследии Сочи и его влиянии на инвестиционную привлекательность региона

Большой Сочи сегодня остается одним из самых привлекательных мест для развития бизнеса в стране. Импульс, который дала городу зимняя Олимпиада 2014 года, до сих пор продолжает стимулировать развитие не только самого курорта, но и всего Юга России. О том, как возникла и была реализована олимпийская мечта, как удалось обеспечить максимальную эффективность наследия Игр, в интервью РБК Юг и Северный Кавказ рассказал вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко, принимавший непосредственное участие в подготовке как олимпийской заявки, так и самой Белой Олимпиады в Сочи.

— Дмитрий Николаевич, «Сочи-2014» даже сегодня, спустя 10 лет после зимней Олимпиады, часто называют осуществленным «проектом мечты». Значит ли это, что все те колоссальные вложения, которых потребовала олимпийская стройка, и чья необходимость вызывала столько споров, были полностью оправданы?

— Они оказались более чем оправданы! Конечно, инвестиции такого масштаба не делаются под одно мероприятие, пусть даже самое крупное на планете. Они осуществляются ради исторического наследия, и не только материального. Проведя первую в своей истории зимнюю Олимпиаду, Россия получила уверенность в своих силах, в способности реализовывать любые масштабные проекты — и это нематериальное наследие стало одним из самых важных. Ведь на момент подачи заявки Сочи нашей стране долгие годы не давали права на организацию крупных мировых событий — мы хотели провести у себя летнюю Олимпиаду, Универсиаду, всемирную выставку «Экспо», но нас попросту игнорировали. А в 2014 году случился поворотный момент, когда всем стало понятно: Россия достойна, умеет побеждать и держит слово.

— Вы принимали участие в подготовке заявки на самом старте проекта. У вас самого были сомнения в том, что все получится, что это вообще возможно — зимняя Олимпиада в южном городе Сочи?

— О том, что представляла собой в то время инфраструктура Сочи, я знал не понаслышке — у меня там жили родители. И конечно, мы были одними из главных скептиков по поводу шансов Сочи на выигрыш. Но инициатива исходила от нашего президента Владимира Путина, и как патриоты своей страны мы должны были сделать все возможное для победы заявки.

Но уже в процессе отработки этой, как нам тогда казалось, безнадежной затеи, мы пришли к выводу, что именно недостатки Сочи являются нашим главным конкурентным преимуществом. Отсутствие какой-либо инфраструктуры, не только спортивной, а просто способной обеспечить пребывание там одновременно такого количества людей, открывало перед нами новые возможности. Мы действительно получили шанс создать проект мечты с чистого листа, спроектировать максимально эффективную и удобную инфраструктуру согласно пожеланиям главной клиентской группы — спортсменов. И конечно, изначально понимали: это делается не только для Игр, но для долгосрочного развития и самого Сочи, и Краснодарского края, и всей страны.

— При подготовке к Олимпиаде предстояло ведь не только спроектировать и построить объекты, но и фактически с нуля создать систему управления таким глобальным проектом, предусмотреть все возможные риски…

— С помощью лучших мировых практик мы смогли создать лучшую в мире систему управления Играми, это было признано МОК. Организаторы очень тщательно подошли к планированию, одних только контрольных точек в проекте было целых 15 тысяч! Наш набор регламентов, требований и реагирований по всем направлениям подготовки Игр вошел в историю Олимпийского движения в качестве «золотого стандарта». То есть все последующие организаторы Олимпиад работали по нашим документам и нормативам — до сих пор никто ничего лучше не сделал и уже, наверное, не сделает.

Координационный центр Олимпийских игр, объединивший представителей более 50 различных ведомств, фактически стал прототипом Координационного центра Правительства РФ, который сегодня является одним из самых действенных инструментов государственного управления. Он дает возможность четко реагировать на различные инциденты, оперативно решать вопросы межведомственного взаимодействия и отвечать на самые разные вызовы, стоящие перед страной — от ковида до санкций.

Если говорить о рисках во время подготовки к Олимпиаде, у нас существовали регламенты и планы реагирования на любые нештатные ситуации. Их в реестре инцидентов было немало: около 300 крупных и порядка трех тысяч мелких. Проводились регулярные тренировки и учения, в самых значимых из них лично участвовал президент.

— А существовал план на случай, если олимпийская зима будет слишком теплой и в горах Сочи не выпадет снег?

— Мы держали запас снега, заготовленный еще с предыдущего сезона. Нам говорили: «Вы что, с ума сошли, кто запасает снег?» Но он действительно пролежал год под специальным изоляционным материалом, а благодаря дренажу для отвода воды растаял всего на 15%. Так что в целом даже при плюсовой температуре, если бы совсем не было осадков, мы бы все равно провели все соревнования. Однако снега оказалось достаточно и стратегический запас не пригодился.

— Какой из объектов стал самым сложным на этапе строительства? И было ли уже тогда понимание, как именно эти сооружения будут использоваться и развиваться в перспективе, через 10–15 лет?

— На олимпийской площадке не было легких объектов. В горах всегда строить непросто, а в Имеретинской низменности вообще находились болота, поэтому она никогда не застраивалась. Всего нам предстояло построить 363 объекта, из них 13 спортивных. И для каждого требовалось свое уникальное решение. Также было создано и реконструировано 58 тысяч гостиничных номеров, сотни километров дорог, линии электропередач, очистные сооружения, другие инженерные сети. Все это сформировало прочную «позвоночную инфраструктуру», вокруг которой бизнес начал наращивать свои «мышцы».

Сейчас Сочи — самое быстрорастущее с предпринимательской точки зрения место в стране, может быть, даже отчасти перегретое. И развитие не останавливается! Благодаря поддержке президента будет реализован еще один большой проект. От Красной Поляны пойдут две новые дороги: одна — к плато Лаго-Наки, другая — на Архыз. Они свяжут эти три долины — результатом станет возникновение целого туристического кластера, включающего прекрасные горнолыжные курорты.

Еще только готовя Олимпиаду, мы понимали, что запускаем мощный катализатор позитивных изменений. Потому что эволюционно на те перемены, которые преобразили Сочи, ушли бы десятилетия, а не семь лет. И это не голословное утверждение, это конкретные показатели: мы внимательно следили за воздействием Игр на регион проведения и на всю страну по 111 критериям — экономическим, социальным, экологическим. И увидели, что этот эффект катализатора действительно невероятно большой. А то, что Россия в 2008 году довольно легко пережила один из крупнейших мировых финансовых кризисов, многие эксперты связывают именно с гигантской стройкой в Сочи. Потому что там сконцентрировался огромный объем денежных и управленческих ресурсов, были длинные гарантированные контракты и свои, российские, подрядчики оказались обеспечены заказами. Все это помогло российской экономике пройти через шторм экономического кризиса и успешно развиваться дальше.

— Горный кластер зимней Олимпиады дал стране новые горнолыжные курорты в Красной Поляне. А что можно сказать об эффективности использования олимпийского наследия в Приморском кластере, созданном в Имеретинской низменности?

— Весь масштаб замысла олимпийской стройки стал понятен только после того, как на базе инфраструктуры Игр по инициативе Владимира Путина был создан уникальный образовательный центр «Сириус». Туда приезжают самые талантливые дети из разных регионов, минимум 900 человек в месяц. Они учатся у самых лучших спикеров, наставников и преподавателей, получают образовательную «прививку», которая позволяет развиваться дальше и как «звездочкам» разлетаться по всей стране.

Сегодня федеральная территория «Сириус» — флагман прорывных научных проектов, направленных на достижение технологического суверенитета России. Там работают университет и технопарк с большим количеством резидентов — наш ответ «Силиконовой долине». Наверное, это самое счастливое и важное олимпийское наследие, которое дали именно наши Игры в Сочи.