Рыночный расклад , Ростов-на-Дону ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Антон Бутенко: «Бизнес смог адаптироваться к новым условиям»

Региональный управляющий Альфа-Банка в Ростове-на-Дону Антон Бутенко рассказал о тенденциях банковской отрасли в уходящем 2021 году, об адаптации бизнеса после начала пандемии и полном переходе офисов в phygital-формат

— Какие ключевые события наиболее заметно отразились на работе банка в Ростовской области в 2021 году?

— Если в прошлом году мы подводили итоги и говорили о том, что мы научились работать в пандемию, то в 2021 году можно утверждать, что мы уже научились работать намного лучше, чем до нее. Результаты года действительно хорошие. Из ключевых событий выделить что-то отдельное достаточно сложно, потому что в каждой бизнес-линии, в работе и с юридическими, и с физическими лицами, происходили изменения как в продуктовом ряде, так и в возможностях банка. Также мы открывали новые офисы. Могу сказать, что мы не меняли философии работы с клиентами, мы осуществляем более 90% операций в онлайне, при этом расширяем физическую сеть. Мы отчетливо понимаем, что без физической сети мы не сможем расти дальше.

— Как известно, 2020 год ознаменовался большим количеством льготных кредитов, в том числе, займами, за которыми обращались предприниматели, пострадавшие от пандемии. Насколько активно возвращаются средства в 2021 году и есть ли проблемы в этом направлении?

— Если говорить о займах, которые выдавали для выплаты заработной платы, то напомню, что кредиты эти были безвозвратными. Само собой, при соблюдении определенных критериев. По моим данным, около 95% организаций, обратившихся к нам, попадали под эти критерии. Те же, кто ушли «на проценты» либо вполне нормально все погашают, либо полностью закрыли кредиты. Просрочки как таковой нет.

Отдельное внимание стоит уделить кредитам, которые рефинансировались. В некоторых отраслях были так называемые «погорельцы» — те предприниматели, которые закрылись или значительно снизили обороты, либо из-за локдауна временно прекратили деятельность. Мы всегда в теплых контактах с нашими клиентами и на каждый запрос реагируем индивидуально. Если в прошлом году мы активно работали с ними в этом направлении, то в завершении текущего года спроса на рефинансирование в рамках льготных условий, связанных с пандемией, у клиентов мы практически не наблюдаем.

— Игроки рынка и эксперты по итогам первого полугодия говорили о том, что значительную часть кредитов предприниматели брали для того, чтобы в кризисных условиях не остаться без средств. Затем, в начале 2021 года, очень активно закрывали свои задолженности. Согласны ли вы с этим, соответствует ли это действительности?

— Отчасти да, соответствует. Был такой определенный тренд у клиентов. Но как только прошла «точка невозврата», когда как такового ухудшения ситуации уже не было, они очень активно начали погашать кредиты.

По юрлицам могу сказать, что те, кто активно брал кредиты, и кому эти деньги по сути не пригодились, просто погасили свои задолженности. При этом многие оставили кредитные линии, чтобы при необходимости обратиться к нам. По физлицам я бы не сказал, что был аналогичный тренд в духе «а давайте наберем кредитов на всякий случай». Но, например, ставки по ипотеке были очень привлекательны, поэтому мы видели значительный интерес населения к ипотечным программам. Более того — неизвестно, вернемся ли мы когда-либо к такому уровню ставок.

В частности, по ипотеке мы стали третьим банком в Ростовской области по объемам выдачи ипотечных продуктов. Даже несмотря на то, что на этот рынок мы активно зашли всего пару лет назад, до этого нас в нем просто не было.

— Продолжая тему ипотечного кредитования. К концу 2021 года по прогнозам стоит ждать повышения ставки в ипотечном кредитовании до 10%. На ваш взгляд, нужно ли опасаться этого новым заемщикам и как это вообще отразится на рынке?

— Здесь сложно давать прогнозы. Будут ли у Минфина деньги на это или нет? Пока неизвестно. Но очевидно, что физически банки будут располагать «длинными» деньгами по ставке более 10%. Но государство активно поддерживает население льготными программами, поэтому снижения интереса к таким программам пока не видим.

— Мы уже говорили о том, что в прошлые годы ипотечные продукты были очень востребованы. При повышении ставки вы ожидаете резкого изменения поведения клиентов?

— Лично мое мнение — в ближайшие полгода квартиры будут приобретаться так же активно. Все очень просто: реальная инфляция довольно высокая, деньги продолжают обесцениваться. Недвижимость — это понятный актив для людей. Хотя математически — это убыточная история: брать ипотеку, платить большие деньги под большие проценты, для того, чтобы ее сдавать в аренду. Она никогда так не окупится. Но это, так или иначе, обеспечивает сохранность денег. Можно рассмотреть еще один вариант: кому-то повезло — смог продать квартиру через некоторое время по более высокой цене и, в целом он остался в плюсе. Таких случаев сейчас немало, так как был рост. Но такого большого увеличения стоимости в 2022 году скорее всего уже не будет. Упадут ли цены? Я думаю, что нет. В ближайшие два года точно: будет стабилизация стоимости недвижимости.

Даже в условиях инфляции не все клиенты готовы, например, инвестировать свои деньги в продукты, не связанные с классическим депозитом. Хотя с повышением ключевой ставки мы наверняка встретим депозиты и по 9% и 10% годовых и их популярность вырастет.

Другие инвестиционные инструменты — пифы, акции, облигации, где есть плавающие ставки и определенный уровень риска, ментально тяжело воспринимаются обычными клиентами. Такими инструментами пользуются, как правило, клиенты более финансово грамотные и с большими суммами. Но мы наблюдаем как все больше клиентов начинают пробовать себя на фондовом рынке, делая вложения в акции, пифы и др. ценные бумаги.

Все очень просто — спрос рождает предложение. Когда депозиты были всего под 4%-6,5% годовых — этот продукт не смущал только тех, для кого была не принципиальна доходность. Сам рынок и ситуация вынудила физических лиц присмотреться к другим инвестиционным инструментам накопления средств.

Депозиты никогда и ни каких обстоятельствах не сравнятся с доходностью инвестирования. В связи с этим, популярность вкладов снижается. Но, очевидно, депозиты никуда не исчезнут и по-прежнему останутся востребованы.

— Насколько в банке вырос за 2021 год объем потребительского кредитования по сравнению с 2020 годом?

— Доля Альфа-Банка по потребительским кредитам, без кредитных карт, составляет 6,5% от всех кредитов выданных всеми банками Ростовской области. По кредитным картам наша доля — 9,5%. По кредитным картам увеличение на 1,5%, в потребительских кредитах — на 1%.

— Нет ли опасений, связанных с эффектом высокой базы в 2022 году? Все ключевые показатели банка в Ростовской области демонстрировали рост, некоторые из них достигли рекордных показателей. Возможен ли «откат»?

— Объем привлекаемых нами клиентов, например, в малом бизнесе за два пандемийных года, вырос кратно. И привлекаем мы их тем же числом сотрудников. В пандемию, как оказалось, мы стали лучше работать — открывалось достаточно большое число новых компаний, мы активно с ними взаимодействовали. Организации регистрировались постоянно, не меньше чем в допандемийный период. Я бы не сказал, что предприятия активно закрывались — многие компании адаптировались к новым условиям. Более того, могу сказать что мы и в следующем году планируем еще больше вырасти. У нас есть такая возможность, есть ресурсы.

— В 2021 году началось переформатирование офисов в новый формат. Сколько phygital-офисов Альфа-Банка сейчас работает в Ростовской области? Популярны ли они у клиентов банка?

— Первый свой phygital-офис мы открыли в Ростове на проспекте Ворошиловском, около нашего первого офиса. Такая локация была выбрана для того, чтобы не терять клиентопоток и чтобы самим клиентам было комфортно. В этом году мы открыли четыре подобных отделения, в следующем году планируем сделать еще пять или шесть. До конца 2023 года в планах трансформировать все текущие офисы Альфа-Банка в России в phygital-формат.

Мы можем смело говорить, что формат оказался востребованным. Не только нам, но и клиентам надоели эти стойки. Клиент должен быть расположен к банку, конкуренция сейчас очень высокая. Речь не только о мягких подоконниках, закрытых и открытых банкоматах, кофе, интерьере. Когда человек к нам приходит, он сам выбирает локацию, где ему удобно, к нему подходит сотрудник банка и начинает с ним работать. Раньше все это представить было невозможно, действовал принцип — какое окошко освободилось, туда и подходит клиент. Сейчас все иначе.

Речь идет не только о комфорте, хотя об этом много можно говорить. Этот формат — эффективен с точки зрения нашей работы. Сотрудники теперь могут работать абсолютно в любых офисах, возможна их переброска в те или иные офисы для усиления команд в часы прайм-тайм. Причем происходит это элементарно. Например, есть площадка, где может работать пять сотрудников, а может и 50. Раньше это было просто невозможно осуществить — у конкретного сотрудника было конкретное место работы, а значит сколько есть рабочих мест — столько людей работает в отделении. Теперь ситуация принципиально изменилась.

Также показателем того, что этот проект — удачный, является тот факт, что другие банки либо уже реализовали офисы нового формата приблизительно в той же идеологии, либо готовятся это сделать. Я думаю, что уже через полтора-два года мы повсеместно будем видеть такие офисы во всех ключевых банках. Но мы были первыми, кто это сделал.