Покупай наше: как развивается импортозамещение в IT в Ростовской области
Компетенция Ростов-на-Дону
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Покупай наше: как развивается импортозамещение в IT в Ростовской области

Последние несколько лет в России госструктуры и госкомпании переходят на отечественную IT-продукцию. Рассказываем, насколько активно идет переход на Дону и как это сказалась на развитии рынка отечественного ПО

Импортозамещение в сфере IT — одна из ключевых задач, обозначенных в программе «Цифровая экономика Российской федерации». Процесс был запущен в июне 2015 года, когда был принят закон о создании реестра отечественного программного обеспечения, а в ноябре подписано постановление, которое вводит ограничение для госзаказчиков на закупку ПО, отсутствующее в реестре.

Сам реестр функционирует в России с начала 2016 года. В июле 2016 года утвержден план перехода на российское ПО. Согласно ему, до конца 2020 года, доля отечественного ПО в закупках госорганов должна прирасти до 70% для госорганов и 50% — для госкопораций и компаний с государственным участием. К 2024 году эти показатели должны увеличиться до 90% и 70%, соответственно. По факту доля закупок ниже запланированного: по итогам 2019 года эти цифры были на уровне 55% и 39%.

Основные категории, которым уделяется первоочередное внимание в вопросах импортозамещения — офисные пакеты, системы хранения данных, электронный документооборот, справочно-правовые системы, средства группового администрирования и др.

Быстрее, выше, сильнее

Участники рынка отмечают, что несмотря на недостаточно высокие темпы, с момента вступления постановлений правительства в силу переход на отечественное ПО стал очень активным, а введение политики импортозамещения существенно поменяло приоритеты российских IT-компаний

«Сначала переход был очень неспешным, сейчас переходят гораздо активнее. У нас есть реализованные проекты, когда целые регионы переходят на нашу продукцию. Сейчас это 30 регионов. Более, чем 80% регионов РФ запустили пилотные проекты по переходу на наши решения», — рассказала РБК Ростов генеральный директор АО «Новые коммуникационные технологии» Наталья Агафонова.

АО «НКТ» производит пакет для офисной работы «Р7-Офис». Он стал широко распространяться в России в 2018 году. В 2019 году серверная и десктопная версия продукта были включены в Единый российский реестр программ для электронно-вычислительных машин и баз данных. По данным компании, основная целевая аудитория продуктов в сегменте импортозамещения — органы государственной власти, государственные корпорации и образовательные учреждения. Отдельные программы лицензирования действуют для разработчиков прикладного ПО, встраивающих редакторы документов Р7 в собственные приложение для широкого круга пользователей.

С Агафоновой согласен коммерческий директор компании «Аэродиск» Тимур Мустафаев. По его словам, рост спроса на отечественную IT-продукцию в связи с переходом на политику импортозамещения наблюдается во всех регионах РФ. В Ростовской же области компания в 2020 году получила в четыре раза больше заказов, чем годом ранее.

«Есть две основные причины роста спроса на отечественные IT-продукты: регулятивная и рыночная. С одной стороны, государство проводит последовательную политику, направленную на ограничение закупок иностранного оборудования, для обеспечения безопасности процессов в госсекторе и бизнесе. С другой стороны, большое влияние оказывает рост компетенций специалистов отечественных IT-компаний: российские разработчики уже способны создавать решения, не уступающие зарубежным аналогам», — считает он.

«Аэродиск» — российский разработчик и производитель инновационных решений в области хранения данных и виртуализации. Компания создана в 2011 году. По данным на май 2020 года, решения компании установлены более, чем у 100 заказчиков на территории РФ и СНГ, среди которых Федеральное дорожное агентство Росавтодор, ФГУП Стандартинформ, Агентство по страхованию вкладов, АПК «Безопасный город» в Ростове-на-Дону и другие государственные и частные предприятия.

В «Ростелекоме» (крупнейшая государственная телекоммуникационная компания) рассказали, что на 2020 год плановый показатель внедрения отечественного ПО составляет 60%, а в 2021 году он должен достигнуть 70%. При этом, обращают внимание в компании, основной акцент «Ростелеком» делает на разработку собственных решений.

«В части импортозамещения ПО — основной фокус был, есть и будет — это разработка собственных решений. Мы в целом заинтересованы прежде всего в удовлетворении нужд наших внутренних бизнес-заказчиков за счет создания собственных решений, наша ИТ-стратегия в том числе включает принцип минимизации проприетарных решений и фокус на собственную разработку. В дальнейшем намерены и дальше наращивать «портфель» решений отечественных разработчиков, и включать наши собственные ИТ решения в Реестр Минцифры России», — прокомментировали в «Ростелекоме».

Инструктор по сетевому оборудованию компании Cisco Олег Лысенко (Ростов-на-Дону) обратил внимание, что активнее всех российское программное обеспечение внедряют структуры, связанные с оборонной сферой, а также компании, попавшие под санкции.

«Некоторые компании вполне успешно перешли на российское оборудование и ПО, потому что зарубежные компании им ни одного болтика не продадут. Но все это непросто, конечно, хотя практика показывает, что и под санкциями жить можно. Есть отечественные процессоры «Эльбрус», но они достаточно дорогие, и объем их производства достаточно небольшой, который не удовлетворит необходимый спрос. Однако в некоторые структуры ставили серверы на «Эльбрусе», и работают они достаточно адекватно», — сообщил эксперт.

Что выбирает госсектор

Министр информационных технологий и связи Ростовской области Герман Лопаткин рассказал, что российскими IT-решения в регионе начали пользоваться еще в 2006 году, когда началось внедрение сервиса электронного документооборота «Дело» от одного из крупнейших отечественных разработчиков в этой сфере — компании «Электронные офисные системы».

«Сегодня наша система насчитывает более 17 тысяч пользователей в регионе. Также широко используются сервисы справочно-правовых систем «Консультант», «Гарант» и бухгалтерского учета — «1С». В 2018 году мы заключили соглашение о сотрудничестве с крупнейшим отечественным разработчиком средств защиты информации «Лаборатория Касперского» и централизовано закупили для всех органов исполнительной власти средства антивирусной защиты — это более 4000 лицензий», — сообщил он.

Кроме того, по его словам, с декабря 2018 года в регионе начался переход на использование отечественного офисного программного обеспечения. Исполнение постановления правительства региона ведется по шести направлениям: офисные системы, операционные системы, справочно-правовые, электронный документооборот, антивирусная защита, интернет браузеры.

«По четырем показателям мы уже достигли 100% замещения. В текущем году планируется закупка операционных систем для всех органов исполнительной власти в количестве 10% от общего числа автоматизированных рабочих мест, в последующие годы — офисного пакета. В итоге мы должны выйти на показатели в 60% операционных систем и 60% офисных пакетов до 2022 года», — прокомментировал министр.

Также Герман Лопаткин сообщил, что в области активно внедряют IT-продукты, разработанные ростовскими специалистами.

«Естественно мы в своей работе используем продукты наших донских разработчиков, это Интерактивная приемная Губернатора Ростовской области (разработчик — «РнД-Софт»). Также сегодня мы используем и продолжаем тестировать на базе министерства продукт нашего Таганрогского разработчика «Протон-ССС» в сфере IP-телефонии. В перспективе рассматриваем возможность перехода с аналоговой телефонии правительства региона на данный продукт», — добавил глава ведомства.

Недоверие и незрелость

Одной из основных проблем, мешающих реализовать политику импортозамещения в IT-отрасли более быстрыми темпами, участники рынка называют недоверие к разработкам российского IT-рынка.

«Некоторые IT-директора из локальных управляющих инфраструктур все еще не знакомы с российскими IT-решениями. Они боятся рисковать и не торопятся делать выбор в их пользу. Чтобы решить проблему, нам приходится прилагать много усилий по освещению преимуществ наших решений и помогать заказчикам по поддержке совместных проектов», — рассказал Тимур МустафаевАэродиск»).

Также эксперты видят сложности с интеграцией российских продуктов в государственные системы, которые изначально создавались под работу с зарубежным софтом.

«Есть ГИСы (государственные информационные системым), которые изначально были настроены на инфраструктуры Microsoft. Для того, чтобы полностью адаптировать их к российским продуктам, нужно решить много вопросов. К счастью, сейчас эти сложности видны, и понятно, как их решать. Мы изначально адаптировали свои продукты под российский рынок, поэтому они стабильно работают на российских операционных системах. У нас достаточно богатый API, и мы позволяем встраивать разработчикам наши редакторы и конверторы документов в разрабатываемые ими продукты. Такие решения есть и в западных продуктах, но у нас есть своя ниша корпоративного сегмента, и мы хорошо конкурируем в ней с зарубежными аналогами», — отметила Наталия Агафонова («Новые коммуникационные технологии»).

Еще одна проблема — недостаточная зрелость многих российских IT-продуктов по сравнению с зарубежными аналогами.

«Взаимодействуя с разработчиками отечественного ПО, мы пришли к выводу, что многим продуктам требуется существенное развитие/доработка, иными словами многие отечественные продукты «почти готовы», но требуется их существенная кастоматизация и продуктовое развитие при реальном внедрении с целью замены существующего решения как с точки зрения функциональности, так и адаптивности к инфраструктуре. В итоге простой софт по вебвидеоконференциям, который можно было бы внедрить за три месяца, мы внедряем уже на протяжении года», — сетуют в «Ростелекоме».

Также для многих госучреждений и госкомпаний препятствием становятся понесенные затраты на системы, которые уже внедрены и активно используются.

«Приобретенные лицензии и замена решения приводит во многих случаях к ухудшению доступности и показателя удовлетворенности системой, плюс существенные капзатраты, которые можно было бы перераспределить на другие реальные бизнес-потребности, требуется переобучение специалистов, а это тоже время и деньги. Крайне сложно определить экономические эффекты в замене таких решений, поскольку речь фактически идет о списании ранее понесенных затрат в убыток», — добавляют в «Ростелекоме».

С коллегами из госкомпании не согласна Наталья Агафонова, которая утверждает, что использование российского ПО в любом случае оказывается выгоднее зарубежного. Во-первых любое ПО без обновлений устаревает, а даже если приобретена бессрочная лицензий, то требуется постоянное продление технической поддержки. Техническая поддержка западных решений дороже поддержки российских аналогов. Во-вторых типична ситуация, когда лицензии на офисное ПО покупались на 3 года и их действие у многих госкомпаний и фоивов заканчиваются в 20-21-23 годах, и тут как раз и выходят на арену российские решения. Мы не встречали случаи, когда списывают только что купленные лицензии., — отметила она.

Безопасность и гибкость

В Минсвязи Ростовской области признают, что сложности с интеграцией российских IT-продуктов действительно иногда возникают, однако их всех оперативно удается решать. Более того, отечественные разработки, по его словам, обладают несколькими ключевыми преимуществами перед зарубежными аналогами.

«Не нужно забывать, что крупные зарубежные компании уже десятилетиями занимаются разработкой и совершенствованием своих продуктов. Отечественные компании находятся сейчас в начале пути, но при этом успели уже себя зарекомендовать как серьезные конкуренты. Основные преимущества — это информационная безопасность и гибкость решения под конкретные задачи региона. Мы провели пилотные проекты с крупнейшими отечественными разработчиками. Если внедрять программные средства с нуля без привязки к существующим сервисам, то отечественные продукты уже сегодня работают достаточно стабильно», — подчеркнул министр Герман Лопаткин.

Согласны с ростовскими коллегами и в администрации Костромской области, где в 2020 году полностью перешли на решения «Р7-Офис».

«Основная цель перехода на отечественное ПО, в данном случае на «Р7-Офис» — это обеспечение безопасности и наращивание функциональности. Безопасность в нашем понимании — это не только выполнение требований по технической защите информации, это независимость от изменений лицензионной политики иностранных компаний», — рассказал изданию Cnews начальник управления цифрового развития администрации Костромской области Дмитрий Диденко.

По его словам, администрация Костромской области не смогла найти у зарубежных разработчиков решения, которое позволяло бы создать на базе используемого продукта или совокупности продуктов систему локального гособлака, которая была бы независима от платформ разработчиков продуктов.

«У Яндекса есть возможность создания похожей экосистемы, но нет собственного редактора, в системе используется Microsoft 365. Нам же нужно было купить отчуждаемый продукт, установить на своих ресурсах и организовать к нему коллективный доступ. В итоге, остановились на «Р7-Офис». Продукт разрабатывался давно, плюс в 2019 году вошел в Реестр отечественного ПО. Для нас это важно. Таким образом, нашли и функциональность, и решение задачи импортозамещения в одном пакете», — отметил он.

Большие перспективы

Тем не менее, эксперты и участники рынка, опрошенные РБК Ростов, видят большие перспективы в дальнейшем развитии российских IT-продуктов и их внедрении в государственных и частных структурах.

«У импортозамещения в IT очень сильные перспективы: мы наблюдаем рост запросов в разных регионах примерно от 200% до 300% в годовом исчислении в зависимости от региона. Нам поступают запросы непосредственно от Правительства Ростовской области; также у нас есть ряд проектов, реализованных вместе с различными госструктурами региона. Сейчас мы проводим масштабирование систем и увеличиваем их мощности. Благодаря проактивной позиции руководства региона в направлении цифровизации и импортозамещения, Ростовская область на сегодняшний день является одним из самых передовых и современных регионов», — уверен Тимур Мустафаев.

По словам Наталии Агафоновой («Новые коммуникационные технологии»), хотя основными заказчиками офисных пакетов по-прежнему остаются государственные структуры, все больший интерес к программному обеспечению проявляют и частные компании.

«Это связано как раз с необходимостью с подключением инфраструктуры в закрытой сети, а также для встраивания в бизнес-процессы собственных разрабатываемых систем. Бизнес берет наши решения как наиболее понятные для разработчиков и комфортные для пользователей. Можно ожидать, что 2021 год окажется еще более продуктивным на импортозамещение, потому что есть определенный задел, уже видны сложности, с которыми все столкнулись, уже понятно, как внедрять решения и на них переходить, как сделать бесшовный переход с одной технологии на другую и т.д.», — считает она.

Олег Лысенко полагает, что российские IT-разработчики в перспективе будут создавать больше решений, предназначенных именно для государственного сектора — чтобы попасть в реестр отечественного ПО.

«Все в этот реестр хотят попасть, потому что в госсекторе деньги есть. Вероятность продать что-то гораздо выше, чем если ты просто будешь болтаться на рынке и рекламировать себя. Если продукт хороший, он будет востребован везде, без принуждения. Все знают «1С»: сейчас это стандартная программа учета в большинстве сфер экономики. Куда ни пойди, она будет стоять в 80-90% случаев. Но она появилась еще в 1990-е гг. и тогда ведь не было госзакупок, никто не принуждал покупать ее — все пошло само, и сейчас ею продолжают пользоваться», — привел в пример он.

«Мы ведем анализ рынка отечественного ПО сразу по двум направлениям: как драйверы разработки карты российских технологий при рабочей группе по импортозамещению ПО, создании при РСПП, так и в рамках выполнения задач по нашему плану перехода на преимущественное использование отечественного программного обеспечения. Проблемные ниши есть по многим классам ПО, вместе с тем мы смотрим на решения отечественных разработчиков с перспективой и по тем решениям, с которыми удалось провести работу над функциональностью — можно работать», — отметили в «Ростелекоме».