Андрей Грибенюк: «Бизнесмен — это герой сегодняшнего дня»
Новости партнеров Ростов-на-Дону
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Андрей Грибенюк: «Бизнесмен — это герой сегодняшнего дня»

Глава ростовского отделения «Деловой России» рассказал РБК Ростов о работе организации, современных реалиях бизнеса и недоверии к государству

Андрей Грибенюк — председатель совета директоров ООО «Донская керамика», официального представителя Kerama Marazzi в Ростовской области. С 2001 по 2016 годы был депутатом ростовской Городской Думы. Также является основателем баскетбольного клуба «Атаман».

«Лось в стае волков»

— Защитой интересов бизнеса занимается много организаций. В чем заключается цель именно «Деловой России»?

— Основная задача «Деловой России» — построение партнерских отношений между бизнесом и властью. Это подразумевает полную самостоятельность, никакой ангажированности от властных структур, но при этом — уважительные отношения и способность слышать друг друга. По моему мнению, именно в таких отношениях между властью и бизнесом заключается залог продвижения всей экономики России.

Не бывает, что у бизнес-партнеров нет никаких разногласий — это мертвое предприятие. Прогрессируют те компании, между которыми идет спор, где стороны слышат друг друга.

Кроме того, я бы хотел поменять отношение к предпринимателям. Потому что зачастую за бизнесменом закреплен ярлык «обманщик и аферист». Но на самом деле, бизнесмен — герой сегодняшнего дня. На нем лежит колоссальная ответственность перед сотрудниками, банками, налоговыми органами, перед собственной семьей. И эта сфера не защищена совсем — вроде сильная структура, а как лось в стае волков, которого кусают со всех сторон и никак не отбиться.

— Что может дать бизнесу партнерство с государством?

— Возможность эффективно менять законы — бизнесу нужны понятные и простые правила игры, которые не будут полностью меняться в считанные дни.

Мы имеем право сказать — вот этот закон работает некорректно, мы не можем при нем нормально работать и платить налоги. Я думаю, что в каких-то сферах бизнес даже должен экспертно контролировать властные решения. Не потому, что власть плохая, а потому что она не может привлекать к работе высококлассных экспертов.

Бизнесмены несут «вести с полей». Если я в поле, а вы в кабинете, то ситуацию я знаю лучше, чем вы. У вас есть стратегическая задача, но ее невозможно выполнить без понимания реальности. Государство должно нас слышать, мы готовы делиться своим экспертным мнением.

— Какие меры регулирования или законы кажутся бизнес-сообществу избыточными?

— Несоразмерность наказания по отношению к экономическим преступлениям. Например, вы украли миллион — верните его и 200 тыс. руб. штрафа сверху. Уверяю, для бизнеса это серьезный удар. Но зачастую у нас сажают руководителя и его бухгалтера в тюрьму, контракты предприятия рушатся, сотрудники остаются без работы. Завод попилили, продали за бесценок, он еще должен остался в бюджет. И вот это очень страшно.

Особой помощи бизнесу не нужно — только грамотные правила игры. Пусть преступник будет под арестом, но у себя на рабочем месте. Пусть он платит, отрабатывает нанесенный ущерб.

Мы понимаем, что силовики делают свою работу. И мы готовы обличать преступников в своей сфере, потому что если человек нечестным путем заработал миллион, то он «кинул» кого-то из партнеров. Но давайте менять меры, зачем вы сразу прилетаете к нам в масках?

— Можно сказать, что вы побывали по разные стороны баррикад — вы были депутатом Гордумы на протяжении 15 лет, а сейчас занимаетесь своим бизнесом. По вашему мнению, в настоящее время в России возможно построить крупное, успешное предприятие без особых проблем?

— Формально у нас декларируется, что для бизнеса создаются лучшие условия, но нет ни одного недавно принятого закона, который был бы направлен на развитие бизнеса.

По официальным данным, за год из-за ухудшения экономических условий в стране закрылось 668 тыс. юрлиц, что в два раза превысило число открывшихся. Среди причин называют рост НДС, окончание пониженных тарифов по страховке и внедрение кассовой техники, но я бы добавил сюда проблемы с налогами, высокие кредитные ставки, затрудненный доступ к рынкам сбыта, отсутствие информации о предлагаемых мерах поддержки и т.д.

Ни о каком комфорте ведения бизнеса не может быть и речи, к моему сожалению, бизнес у нас на грани выживания.

Наверно, должен пройти какой-то естественный процесс изменения ситуации. Годами в стране была другая позиция, когда власть не хотела слышать бизнес. Сейчас это начинает меняться. И все, что мы хотим сказать: не надо разорять производителей прибыли, на которую живут все социальные сферы. Если корова дает тебе молоко, ты ее холишь и лелеешь, а у нас, наоборот, палкой бьют — какое молоко даст эта корова?

«Деловая Россия» в регионе

— Сколько участников сейчас в региональном отделении «Деловой России»?

— На сегодняшний день у нас 17 действующих участников и еще восемь человек подали заявления на прием.

В свое время организация работала активно, потом, видимо, закончился запал, и в течение пяти лет «Деловая Россия» в Ростовской области существовала, но ярких событий не происходило. Поэтому я думаю, что мы показали серьезный прирост за четыре месяца работы.

Сейчас в основном мы занимаемся организационной работой — поменяли структуру, подготовили документы, обустраиваем офис. Глобальные победы впереди.

— Как вы можете охарактеризовать членов «Деловой России» в регионе?

— Это представители крупного и среднего несырьевого бизнеса. Почти половина текущего состава работает в сфере строительства, в том числе торговле строительными материалами, чуть меньше представителей сферы финансовых услуг и консалтинга, охраны, маркетинга переработки вторсырья. Наша цель, чтобы в составе отделения были эксперты по каждой отрасли и сфере деятельности в несырьевом секторе экономики.

— Как вы считаете, могут ли у вас возникнуть сложности в работе с региональными властями?

— Сейчас я не вижу никаких сложностей, напротив, очень рад нашему общению. Могу сказать, что региональная власть сейчас даже больше делает для бизнеса, чем бизнес для них.

Есть некий стереотипный страх перед государством, потому что, к сожалению, на протяжении многих лет оно декларировало одно, а делало другое. Из-за этого произошла колоссальная потеря доверия к власти и укоренение стереотипа «где власть, там проблемы».

Восстановление доверия — это очень непростой процесс, но я вижу, что он запустился, вижу заинтересованность власти в нас.

— После своего назначения вы заявили, что одним из основных направлений работы является расширение числа комитетов для взаимодействия с властью. Какие комитеты действуют сейчас?

— Сейчас их восемь: по промышленности, экологии и энергосбережению, финансам, налогам и налогообложению, строительству и земельным отношениям, образованию, комитет по банкам и инвестиционной деятельности, а также по маркетингу, рекламе и PR.

Комитет зарождается тогда, когда в нашей структуре появляется человек, который готов взять всю рабочую нагрузку на себя. Он непосредственно взаимодействует с властями. Мы готовы участвовать в экспертных сообществах любого уровня, готовы рассматривать правовые акты.

— Какие у вас ближайшие планы?

— Перед нами стоит задача, чтобы через полгода в отделении состояло 50 человек — тогда мы войдем в Генсовет организации. Это даст возможность лоббировать наши интересы у законодательной власти на федеральном уровне. В настоящий момент, к примеру, мы начали переговоры с Иваном Саввиди (глава «Группы Агроком» — прим. ред.) по возвращению его в организацию.

В будущем мы хотим стать мостиком между эшелонами власти на разных уровнях, чтобы говорить о недостатках в законах и предлагать свои решения для изменения текущего климата.